От Автора

Дмитрий Бабич

Человек конструкции «все могу»

Сюжет: Отставка советника президента РФ Михаила Лесина

Добавить комментарий

16:49 18/11/2009

В начале девяностых годов в российских средствах массовой информации был управленческий кадровый голод. В газетах, на радио и телевидении работало много неплохих начальников, но все они пришли в свои кресла или через работу в редакции, или по партийной и комсомольской линии. А коллективам нужно было выживать - зарабатывать деньги, чтобы оплачивать невесть откуда свалившиеся арендные платежи, услуги типографий, многочисленные штрафы. Поднаторевшие в идеологии боссы перестроечного периода делать этого не умели. Откуда было взяться новым людям, способным, сохраняя уважение к журналистскому труду, помочь пишущей и снимающей братии прокормиться и сохранить работу?

Михаил Юрьевич Лесин «взялся», как он сам выразился в интервью на «Эхе Москвы», «из рынка». Это не оговорка и не грамматическая ошибка. Рынок здесь нужно понимать как систему отношений, принципиально отличную от советской. На рынке все предельно жестко, но результат зависит от твоих способностей и усилий. Лесина такая система отношений устраивала лучше прежней. Доказательства будут приведены ниже.

В 1991 году, в 33 года, он создает компанию «Видео Интернешнл». Проходит два-три года - и она становится самым мощным игроком на рекламном рынке. Можно было бы «уйти в кэш» и посвятить остаток жизни любованию морем с дальнейшим выяснением замысла Творца. Многие так и сделали в те годы. Но не Лесин. Он с 1993 года берется вытягивать из прорухи агентство «РИА Новости», канал «Россия» (нынешнюю ВГТРК) и еще кучу тонущих в рыночном море журналистских коллективов.

У Михаила Лесина эта работа получалась. Наверное, потому, что до того этапного 33-летнего рубежа жизнь подкинула ему немало «экстрима», заранее закалившего будущего спасателя медиа-динозавров. В московском дворовом детстве исключили из пионеров - поспорил с учительницей. Это сегодня выглядит вздором, а любой человек старше 37 лет напомнит вам, что это было такое - не вступить в комсомол в период махрового «застоя». Почти гражданская смерть. Потом были подростковые ватаги - от них осталась кличка Боцман и страсть к мотоциклу «Харлей Дэвидсон», который бывший министр по делам печати, телерадиовещания и средств массовой информации водит в бандане и кожаных штанах. Потом была армия - морская пехота. Партия и правительство хотели послать в ангольские джунгли - сражаться с боевиками враждебной нашим ангольским друзьям группировки УНИТА. Но не послали. На руке обнаружилась татуировка с надписью «Лесин Михаил Юрьевич» и прочими выходными данными. А партия и правительство еще с времен гражданской войны в Испании предпочитали посылать своих «добровольцев» умирать за рубеж тайно, без документов. Чтобы если что - плен там, или труп обнаружится - в Кремле и МИДе могли сказать: «А мы тут ни при чем». Именная татуировка делала этот трюк невозможным. А для Лесина это был еще один урок: спускаемые «сверху» подлые абсурды нужно разрушать еще более крутыми абсурдами. И никогда не надеяться на что-либо, кроме собственных сил.

Второй раз эта истина пригодилась в Монголии, куда Лесин поехал работать прорабом на стройку после окончания Московского инженерно-строительного института (МИСИ). Решил вступить в партию. Приходит в посольство, а там оказывается, что в партию принимают по очереди. Записали 136-м. Лесин спрашивает: «А по сколько человек в год принимаете?» Отвечают: «В прошлом году трое вступили». Элементарный арифметический расчет показывал, что светлое коммунистическое завтра наступит для беспартийного Лесина через 45 лет. В итоге было принято решение партийную карьеру отложить, заменив более эффективными хозрасчетно-рыночными механизмами. Уже начиналось кооперативное движение.

Помогла страсть к КВН. Вернулся на родину и стал работать с театром КВН - был такой тогда. Ездили по стране и давали до трех концертов в день. Михаил Юрьевич занимался костюмами и билетами. Он открыл в себе талант - организовывать работу талантливых людей. Новой эпохой этот талант оказался востребован как никогда.

Потом был бизнес по созданию рекламных видеороликов, компания «Видео Интернешнл». Лесин об этом периоде говорит так: «Я родом из рынка, почти всех участников рынка знаю лично». Это потом очень пригодилось. В переломном 1996 году, когда рынок слегка лихорадили опасения насчет прихода к власти Зюганова, Лесин пошел на государственную службу - возглавил Управление президента РФ по связям с общественностью.

Сейчас вам любой школьник расскажет, что в 1996 году Ельцин не мог не победить. А в начале 1996 года предвыборная кампания Бориса Николаевича, имевшего в январе рейтинг в шесть процентов, казалась безумной авантюрой. Но Лесин недаром в интервью журналу «Карьера» так сказал о своих молодых годах: «Мы были волчарами, которые идут в любой лес. Для меня не было вопроса «могу - не могу». Все могу!» Строитель - извольте, импресарио - да ради Бога, рекламщик - пожалуйста, теперь вот сотрудник администрации президента - и опять, что называется, с легкостью.

В 1997-1999 работал первым замом председателя ВГТРК. Старожилы «Вестей» помнят, как преобразился в те годы ньюсрум этой главной новостной программы страны. Талантливым людям были созданы условия для работы.

Но главный карьерный взлет Лесина состоялся в 1999 году. Он был назначен министром по делам печати, телерадиовещания и средств массовой информации и пять лет работал на этом посту. Все помнят, какое сложное это было время. Разрушались сложившиеся журналистские коллективы, банкротились телеканалы и даже издания с долгой творческой историей. Не избежало этой участи и издание, где я тогда работал - газету «Московские новости». Действия многих чиновников возмущали. Но наш главный редактор Виктор Григорьевич Лошак, ругая чиновников, только для одного из них делал исключение - для Лесина.

Самая драматичная история была, конечно, с арестом Владимира Гусинского и разрушением компании «Медиа-МОСТ» в 2000 году. В тех условиях Лесин по должности должен был ставить журналистов перед неприятными для них фактами, а самому Гусинскому сделать предложение, от которого тот не мог отказаться, - предложение подписать пресловутое шестое приложение к протоколу. Избранная Лесиным тактика, однако, выгодно отличалась от тактики государственных чиновников. Во-первых, он отделял СМИ и журналистов от атакуемой государством финансовой структуры, настаивая на том, что претензии есть именно к «МОСТу», а не к журналистам. Во-вторых, он объяснял свою позицию, давал интервью СМИ, включая «враждебное» «Эхо Москвы», и не отказывался отвечать ни на какие вопросы. Таким образом он проявил себя сильным человеком, но не силовиком.

Вместе с новым веком в 2000 году приходит и новый информационный век, появляется Интернет, резко меняющий структуру СМИ. Лесин одним из первых идет в эту сферу, в полном соответствии со своим старым лозунгом «Все могу!». Писатель Леонид Юзефович как-то пошутил, что жаловаться на невостребованность писателя сегодня - это все равно, что жаловаться на тот факт, что на рынке труда сегодня больше объявлений, предлагающих работу программистам, чем бондарям. Лесин мог бы ту же формулу применить к печатному слову в СМИ. Требовать от рыб дышать жабрами, когда река давно пересохла,- не его стиль. Он стоит у истоков новой конфигурации СМИ России, где Интернет играет сегодня ведущую роль.

В 2004 году, после реформирования министерства, Лесин переходит на работу советником Президента РФ. Его сферой ответственности остаются СМИ, причем упор делается на мультимедийные проекты, включая РИА Новости. А потом у Лесина появился новый проект - телеканал Russia Today.

«Вещать будем в черный ящик. Прощай, аудитория!»- шутили маловеры-телевизионщики с федеральных каналов, переходя на работу на новый англоязычный телеканал. Но Лесин верил: если смотрят круглосуточный французский телеканал, не говоря уже о Си-эн-эн и «Скай ньюс», то будут смотреть и нас. Он категорически не приемлет саму мысль о том, что Россия не может делать хоть что-то из того, что может Запад. Весь жизненный опыт Лесина говорил об обратном.

В одном из интервью тогда он сказал: «Люди, которые профессионально занимаются политикой, адекватно воспринимают и страну, и то, что в ней происходит. Все остальное - вопрос интересов. Сейчас модно не любить Россию, и многие демонстрируют эту нелюбовь. Завтра, как и десять лет назад, любить Россию снова станет модным. И они ее полюбят!».

Ну как устоять перед таким напором? Западная аудитория потихоньку поддалась.

В России, как известно, не должность придает ценность человеку, а человек делает свою должность или важной и значимой, или никому не нужной. Есть надежда, что и уйдя с поста советника президента, Лесин еще не раз заставит о себе говорить.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции



Получить код
РИА Новости
Человек конструкции «все могу»

Человек конструкции «все могу»

16:49  18/11/2009   В начале девяностых годов в российских средствах массовой информации был управленческий кадровый голод. В газетах, на радио и телевидении работало много неплохих начальников, но все они пришли в свои кресла или через работу в редакции, или по партийной и комсомольской линии. А коллективам нужно было выживать - зарабатывать деньги, чтобы оплачивать невесть откуда свалившиеся арендные платежи, услуги типографий, многочисленные штрафы. Поднаторевшие в идеологии боссы перестроечного периода делать этого не умели. >>

Код для фотографии:

© 

Код для фотографии:

© 

все поля обязательны для заполнения


Пригласить друзей
Добавить комментарий
Авторизация

      партнеры



      Актуальные сюжеты

      • Делитесь с друзьями в Facebook информацией о том, что вы читали и смотрели на ria.ru!

        Авторизируйтесь, чтобы начать

      • Настройки

        Вы вошли с помощью Facebook

        Ваша активность




      партнеры





      РЕКЛАМА